Рытиков павел викторович знакомства

Отчет о научной работе факультета нано- и биомедицинских технологий

Леонидович Гужва Александр Николаевич Гузенко Павел Владимирович Гузенко Николай Николаевич Долбня Владимир Викторович Долгов Сергей Алексеевич RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовости Поиск .. Рытиков Сергей Владимирович Рышкин Дмитрий Викторович Рябцев. Ивлиев Сергей Викторович + Осадская . Рытикова Наталия Станиславовна, руководитель направления ИФА ЗАО "БиоХимМак", к.б.н. Симбирские знакомства были мало интересны, ограничивались обычно и очень конспиративно имя литератора и статистика Павла Николаевича Ульяновых (угол Почтовой и Сокольнической, дом Рытикова, во II этаже). Адоратский Владимир Викторович (—) — видный большевик.

Воспоминание о 1 - ом кружке социал - демократической рабочей партии г. Екатеринослава в г. Памятка рабочего социалиста. Воспоминания брянца о первой рабочей соц. На своих хлебах. С по г.: Из воспоминаний партийного типографа: Виленский Илья ; Полонский И.

Из жизни партийной организации. Виленский; Гинзбург Наумов А. Из моих воспоминаний. Воспоминания старого большевика. Воспоминания о работе в Екатеринославе. В Екатеринославской губернии. Из жизни Екатеринославской организации - гг. Воспоминания о революционной соц. Из истории группы "Южный рабочий".

Воспоминания делегата II съезда от Екатеринослава. Воспоминания. Марксистские кружки среди интеллигенции. Социал - демократические кружки рабочих Брянского завода, железнодорожных мастерских.

Организация и газета "Южный рабочий" - Всеобщая южно - русская забастовка Материалы по истории Екатеринославской социал - демократической организации большевиков и революционных событий - - К 20 - ти летнему юбилею революции г. М Равич - Черкасского; Ввод, ст. Русско - японская война. Дядя Ваня; Фабричный Лившиц А. РСДРП - гг. О моей работе в партии. О революции г. Из воспоминаний железнодорожника.

Как мы печатали прокламации. Собрание не состоялось. В вихре революции. Крестьянский союз в г. На баррикадах у Кудашовской, с - ; Чупрына. О восстании в Александровске. В тюрьме г. Меренков Иван Игнатьевич ум. Аннотации на воспоминания Я. Рабочее движение на Брянском заводе, в железнодорожных мастерских. Баррикады на Чечелевке, Кудашевской улице. Всеобщая политическая стачка в дек. Восстание железнодорожников на станции Александровск Екатерининской железной дороги.

Крестьянское движение в Екатеринославской губернии, создание Крестьянского союза. Екатеринославский комитет большевиков, его члены, деятельность. Внутрипартийная борьба в Екатеринославской организации РСДРП, политические "биржи", борьба с эсерами, анархистами, максималистами. Работа екатеринославских социал - демократов на Екатерининской железной дороге станция Дебальцево и др. Партийная работа в г. Создание и деятельность социал - демократической группы на Вознесенском руднике в Донбассе Бахмутский уезд Екатеринославской гу - 76 бернии.

Руководство рабочим движением в - гг. Борьба большевиков с ликвидаторами. Партийная работа в годы реакции и в период войны. В Сибирь - на поселение. Работа на чугунно - механическом заводе в Одессе. Забастовка рабочих лето Революционное движение июль - окт. Работа автора в типографии, занятия в рабочем кружке. Характеристика организации, состав комитета. Революционная деятельность среди рабочих Молдаванки.

Молдаванский районный партийный комитет и подпольная типография. Издание газеты "Одесский рабочий". Арест автора и других руководителей типографии. Этапный путь в ссылку. Аресты и заключение в Александровской пересыльной тюрьме. Из истории революционного движения в Луганске. Забастовка на заводе Гартмана и других предприятиях февр. Деятельность организации в - гг. Большевики и меньшевики в организации.

Борьба большевиков с эсерами. Луганская организация в - гг. К двадцатипятилетию Бакинской организации. С по г. Борьба с меньшевиками. Воспоминания старого подпольщика. Первый большевистский комитет в Баку, июль - дек. Бакинская тюрьма г.

На заре рабочего движения в Баку. Баку и Тифлис. Бакинская подпольная типография. Моя работа в подполье. На работе в Баку. Из нашего революционного прошлого. Три периода работы в Баку. Забытая могила Богдан Кнунянц. Революционное прошлое бакинского пролетариата.

Всеобщая забастовка г. Воспоминания о работе в Баку. Юношеское движение в Баку - гг. Эпизоды из партийной работы. Партия в рабочих районах. Как большевики завоевали Баку. Аннотацию на воспоминания И. Марксистские рабочие кружки в Баку.

Бакинский комитет большевиков, его члены. Издание и распространение "Искры" и другой нелегальной литературы. Деятельность бакинских, большевиков в - 19р7 и в последующие годы. Кнунянц и другие деятели революционного движения. Из прошлого нашей партии. Материалы Вано Стуруа.

Арест Бакинского комитета г. Штрихи, - гг. Мамедьяров Мамед Мамедкули оглы -рабочий, большевик, член первого Бакинского Совета рабочих депутатов, член правления Союза: Социал - демократические кружки на заводах фирмы Нобеля, С. Шибаева и нефтепромыслах Каспийского товарищества.

Меньшевистская организация братьев Шендриковых, борьба с меньшевиками - Создание и деятельность мусульманской социал - демократической организации "Гуммет" - Созыв закавказской социал - демократической конференции в Тифлисе. Выступления бакинских рабочих - Национальные столкновения, погромы Организация Союза нефтепромышленных рабочих и подпольной типографии Кооперативная работа - Учение в Ростове - на - Дону, Петербурге, Берлине.

Знакомства с социал - демократическим движением. Кружковая работа в Тифлисе Подготовка к вооруженному восстанию. Организация боевых дружин, изготовление бомб и фугасов. Вооруженная борьба рабочих и крестьян Грузии дек. Последние годы службы И. Ульянова в институте протекали в крайне неблагоприятной обстановке. Крайняя материальная необеспеченность института, происходившая от неуплаты взносов дворянством Пензенской губернии, расшатала учебное.

В году половина учеников осталась на второй год. Среди них сильно развилось пьянство. Оставление на второй год, исключение, порка розгами — стали единственными методами воспитания. Вполне понятно, что И. Ульянов еще в году начинает хлопотать о переводе. При содействии директора Нижегородской мужской гимназии А. Тимофеева, бывшего преподавателя Астраханской гимназии в то время, когда там учился Илья Николаевич, и позднее служившего с ним одновременно в Пензенском дворянском институте, Илья Николаевич получил место старшего учителя физики и математики в этой гимназии и осенью г.

Гимназия была одна на весь город и Кунавино, помещалась она в своем здании на площади, в старом без пристройки по Тихоновской улице помещении нынешнего Педагогического института. Ленина в Нижнем Из воспоминаний.

Помню нашу казенную квартиру в коридоре здания гимназии из четырех в ряд идущих комнат, причем лучшей была наша детская; помню кабинет отца с физическими приборами, а также и то, что одной из любимых наших игрушек был магнит и натертая сукном палочка сургуча, на которую мы поднимали мелкие бумажки.

Помню площадь перед зданием гимназии с бассейном посредине, с мелькающими над ним деревянными черпалками на длинных ручках и окружающими его бочками водовозов.

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!!!!

Помню нижегородский откос, — аллеи, разведенные по крутому склону к Волге, — с которого Саша старший брат Владимира Ильича.

Очень ясна перед глазами картина: Помню зимние вечера, игру матери на фортепиано, которую я любила слушать, сидя на полу подле ее юбки, и ее постоянное общество, ее участие в наших играх, прогулках, во всей нашей жизни. С тех пор, как я начинаю себя помнить, у нас была одна прислуга, находившаяся больше на кухне, а мы бывали с матерью.

Нянек у нас, двоих старших, я не помню. Особенно ясно запечатлелась ее игра с нами в нашем зальце и одновременно столовой, на стульях, изображавших тройку и сани. Брат сидел за кучера, с увлечением помахивая кнутиком, я с мамой сзади, и она оживленно рисовала нам, краткими понятными словами, зимнюю дорогу, лес, дорожные встречи.

Ясно вставали перед глазами описываемые ею сцены. Мое детское сердчишко было переполнено чувством благодарности к матери за такую чудную игру и восхищения перед. Могу с уверенностью сказать, что никакой артист в моей последующей жизни не пробудил в моей душе такого восхищения и не дал таких счастливых, поэтических минут, как эта бесхитростная игра с нами матери.

Объяснялось такое впечатление, кроме присущего матери живого воображения, несомненно, еще и тем, что она искренне входила в нашу игру, в наши интересы, умела для того, чтобы доставить нам радость, увлечься и сама, а не снисходила до игры Помню поездку на пароходе нас двоих старших с матерью из Нижнего в Астрахань, к родным отца. Это было ранней весной, с первыми пароходами, когда мы были в возрасте 3—4 лет. Смутно припоминаю маленький домик, старушку бабушку и дядю; припоминаю, что с нами возились, как с желанными гостями, и, как мать находила, баловали нас чересчур.

К этим родным мы ездили только. Гораздо теснее были связи с родными матери, к которым в Казанскую губ[ернию] мы уезжали каждый год на целое лето В Нижнем Новгороде, где родители прожили шесть лет, у них составился кружок знакомых из педагогического персонала гимназии, людей, подходящих по социальному положению и развитию, объединенных к тому же коридором гимназического здания, в котором большинство из них имело квартиры.

У матери моей, — от природы живого и общительного характера, — были там добрые приятельницы; можно было, уложив детей, собраться почитать, поболтать, помузицировать. Получались там все новые журналы. Было там и детское общество. Он жил в деревне Кокушкино и лечил крестьян. Еще при жизни деда было принято, чтобы все его дочери приезжали в Кокушкино. Илью Николаевича Ульянова мы — гимназисты глубоко уважали и любили. Уважали за прекрасное знание им своего предмета и за талантливое, толковое изложение его, и любили его за его неизреченную доброту и снисходительность к нашим проступкам в поведении и промахам в математике.

Насколько я помню, не было случая, чтобы Илья Николаевич пожаловался на ученика директору за дерзость или на упорную леность. Сора из своего класса он не выносил, покрывая все своим удивительным незлобием и добродушием. По наружности это был небольшого роста худощавый человек с лысинкой, с очень ласковыми карими глазами.

Это была действительно добрая, всепрощающая и любящая душа. Двойки за плохие ответы наши, а тем более единицы ставить он просто стеснялся, взамен их он ставил На педагогических советах Илья Николаевич, при обсуждении серьезных проступков учеников, всегда подавал голос за более мягкую меру взыскания, хотя бы это было и несогласно с мнением директора.

Тут иногда он выходил даже из обычных рамок добродушия и горячо защищал ученика от нападок кого-либо из сослуживцев. Обаяние личности Ильи Николаевича оказывало на нас благотворное влияние: Помимо уроков в Нижегородской мужской гимназии Илья Николаевич преподавал и в женской гимназии, давал уроки на землемерно-таксаторских курсах и исполнял обязанности воспитателя в Александровском институте [10] Это была эпоха освободительного движения х годов.

Это было время, когда, выражаясь словами Некрасова, Россия Как невольник, покинув тюрьму, И, не веря себе самому, Богатырскую мощь ощущает. В самых глухих городах, где до сих пор все насущные интересы состояли в картах, взятках и сплетнях, являются публичные библиотеки, журналы и газеты выписываются десятками экземпляров; иметь у себя книги сделалось потребностью этих городов.

Лучшие писатели и педагоги того времени: Шелгунов, барон Корф и другие писали по вопросам образования. По этим вопросам ломались копья, велась полемика о путях и методах преподавания. А в то же время развивалась и практическая деятельность на этом поприще: У интеллигентной молодежи, которая шла в деревню в качестве учителей, фельдшеров и пр.

Другие отдавали свои знания, лучшие силы своего ума, благороднейшие порывы своего сердца мирной культурнической работе. Они встречали на своем пути немало всевозможных терний, главным образом потому, что кратковременные либеральные веяния в правительственных кругах под угрозой растущей революционной пропаганды стали все более сменяться реакцией.

Но эти препятствия не сламывали духа лучших из них, и они настойчиво шли своим путем, насаждая новые школы, вводя новые, невиданные ранее методы преподавания, пядь за пядью разрушая недоверие народа к школе, недоверие, которое складывалось веками, вколачивалось побоями, розгами, бессмысленным зубрением или полной бездеятельностью школ.

Несмотря на любовь к своему предмету, Илья Николаевич не задумался сменить это более спокойное и до некоторой степени насиженное место — он учительствовал лет 13 — на должность инспектора народных училищ, открывшуюся тогда впервые [14]. Илья Николаевич взял место инспектора народных училищ Симбирской губ[ернии] [15].

В году состояние народного образования в Симбирской губернии представлялось в следующем виде: Всех начальных училищ было ; из них городских 31 и сельских Так, во время первого осмотра директором народных училищ В первом из названных сел школа помещалась в церковной караулке, буквально промерзавшей насквозь; там директор нашел 3 мальчиков, которые читали плохо по складам.

Они были одни, потому что местный священник-учитель отправился для исполнения неотложной требы в соседнюю деревню. В другом селе, Ждамирове, школа с трудом была отыскана с помощью волостного старшины.

В тесной, темной, занесенной сугробами снега избе местный крестьянин обучал 24 мальчика, познания коих были весьма неудовлетворительны. Школа нуждалась в самых необходимых учебных пособиях. В третьем, одном из многолюднейших сел в губернии, Порецком, школа расположена была в неудобной наемной квартире, где 30 мальчиков едва могли поместиться; ученье шло плохо.

Таких примеров можно было бы привести и более, но и этих достаточно для характеристики состояния Народных училищ десять лет тому.

Начальное народное образование в Симбирской губернии с по г. Журнал министерства народного просвещения,май, стр. В сентябре г. Чуть не единственной знакомой ее тогда была акушерка Ильина, жившая в том же доме и принимавшая всех меньших. Помню, как радовалась мать приездам из деревни одной учительницы, молодой девушки из знакомой ей семьи. Симбирские знакомства были мало интересны, ограничивались обычно праздничными визитами.

Общество симбирское разделялось тогда на две обособленные части: Детство же нас, двоих старших, протекало исключительно замкнуто, и это наложило свой отпечаток на нас обоих, сделало нас более дикими и, несомненно, усилило природную замкнутость и сосредоточенность Саши. За частыми отлучками отца мы проводили время преимущественно с матерью, читали, занимались, мастерили что-нибудь из картона и цветной бумаги для елки.

Так как почти все украшения были продуктом нашего труда под руководством матери, то начинали мы работы задолго до елки, и они заполняли содержанием наши зимние вечера. Таким образом, елка была для нас не чуждым, купленными украшениями разубранным деревом, а нашим коллективным созданием; и даже позднее, в школе, не знавшей в то время никаких ручных работ, увлекались мы этим примитивным творчеством.

На общем фоне трудовой жизни оно являлось тем радостным, творческим трудом, которому придается такое значение в современном воспитании Для нас же, в зимнее время, елка была главной радостью. Запечатлелась почему-то особенно ярко в памяти одна елка, когда меньшей в семье была Оля и Саше было лет 6—7. Какое-то особенное чувство тесной и дружной семейной спайки, уюта, безоблачного детского счастья оставил этот праздник.

Считаю, что такие переживания детства дают неисчислимо много для энергии, жизнерадостности и тесной семейной спайки на всю последующую жизнь.

Не находя интереса в нарядах, сплетнях и пересудах, составлявших в то время содержание дамского общества, Мария Александровна замкнулась в семье и отдалась со всей серьезностью и чуткостью воспитанию детей.

Подмечая недостатки детей, она терпеливо и настойчиво боролась с. Никогда не возвышала она голоса, почти никогда не прибегала к наказаниям И умела добиться большой любви и послушания детей. Любимым удовольствием ее была музыка, которую она страстно любила и очень одухотворенно передавала. И дети любили засыпать под ее музыку, а позднее — работать под. Мать мою крестьяне очень любили: Кроме того, и по характеру своему она была общей любимицей как в семье, так и среди окружающих Лекаршей она никогда не была, но забирала с собою на лето побольше общеупотребительных лекарств и охотно давала советы крестьянам.

Отец мой, большой демократ по натуре Деревенские женщины заходили после нашего приезда поговорить с матерью или она, гуляя через деревню, останавливаясь у той или иной избы, демонстрировала нас, а ей свою молодежь показывали и о пережитом рассказывали. Бывая часто по делам службы в доме Ильи Николаевича, я мог наблюдать, как они с женой, Марьей Александровной, воспитывали своих детей: Дети получали от родителей разумные игрушки, устраивались разумные игры, а потом подбирались детские книги для их чтения.

Новый инспектор имеется в виду И. Он то и дело разъезжал по губернии, чтобы, возвратившись в город, тотчас же звонить у дверей, будить председателя и членов совета и возмущать их спокойствие тревожными известиями о том, что большинство училищ существует только на бумаге, а батюшки и матушки вовсе не бывают в школах, и их ученики не знают ни грамоты, ни самых употребительных молитв.

Отделаться от беспокойного педагога оказалось невозможно; за дверьми, у которых он не переставал звонить, уже стояло общественное мнение, стояли лучшие люди того времени, увлеченные искренним желанием добра и блага темному люду Само собою разумеется, что между новым председателем совета[17] и Ульяновым, с первого же дня их знакомства, установились самые близкие отношения, полные взаимного уважения и сочувствия.

Инспектор, благодаря особенностям своей натуры, ничем не интересовался, ничего не знал и не желал знать, кроме вверенных его попечению школ Симбирской губернии, в то время как председатель училищного совета всегда и во всякое время готов был выслушивать его и помогать своим влиянием в земстве и симбирском обществе.

Само собою разумеется, что вся невероятная тяжесть работы лежала на Ульянове Из весенних воспоминаний члена Симбирского уездного училищного совета. С самого начала службы в Симбирской губ[ернии] Илья Николаевич горячо полюбил народную школу. Но одной любви мало. Дело создания народного образования требовало от инспектора и деятельности энергичной. Деятельность же Ильи Николаевича была поистине неутомима и чрезвычайно разнообразна: Обладая и сам светлым умом и педагогической опытностью и тактом, чутко прислушиваясь и внимательно следя за разработкой народного школьного обучения в литературе и практике, взвешивая и обсуждая применимость к школам того или иного метода и способа преподавания, Илья Николаевич должен был сам, так сказать, с самого основания строить все школьное дело: Все это приходилось ему делать не в одном Каком-либо пункте, даже не в одном уезде, а по всей Симбирской губ[ернии].

И вот начинаются памятные в губернии неутомимые разъезды Ильи Николаевича, продолжающиеся недели и месяцы, то с целью осмотра существующих школ и возможного их благоустройства, то с целью открытия новых; там руководит он педагогическими курсами; в другом месте наблюдает за постройкой училищного здания; там ходатайствует перед местными деятелями о материальных средствах для училищ, беседуя с сельскими обществами, располагая их к училищам и пр.

Само собой понятно, что такие труды Ильи Николаевича были очень успешны. Успех их обусловливался также немало уменьем Он прекрасно умел установить должные отношения как с людьми высокого, так и самого простого положения, и к многочисленному классу людей, в различной степени ему подчиненных.

Ко всем последним он относился с редким вниманием и участием, никогда никого не подавляя авторитетом своего положения; без всякой принужденности умел одного обласкать, другого одобрить, иному сделать внушение и замечание, не возбуждая к себе ни малейшего чувства неприязни. Первой заботой Ульянова была подготовка учителей, и вот под его личным наблюдением, на скорую руку, при местном городском училище устраиваются педагогические курсы, куда на первый раз поступило 10 человек, из числа коих окончивших курс оказалось девять, на второй год на курсы поступило еще 16 человек, а затем 4 выпуск, если не ошибаюсь, в январе года был переведен в вновь открывшуюся Порецкую учительскую семинарию.

Что же касается до влияния Ильи Николаевича Ульянова на курсы, то оно выразилось в том, что некоторые из его учеников не только выдвинулись вперед в качестве лучших учителей, но впоследствии времени получили известность на более видном поприще общественной деятельности. Кому из людей, интересующихся прошлым нашего края, не известны бывшие воспитанники Ульянова: Малеев, Клюжевы, Калашников, Кабанов, Лукьянов и.

Здесь справедливость требует заметить, что из учителей с низшим образованием, то-есть не окончивших курса в духовных семинариях и окончивших курс в уездных училищах, многие стоят наряду с лучшими преподавателями в губернии, благодаря частью съездам и краткосрочным педагогическим курсам, бывшим в губернии 8 раз в течение десятилетия, частью своей опытности, приобретенной практикою, при любви и преданности к делу, и, наконец, главным образом, руководству инспекторов народных училищ, весьма прилежно осматривающих школы и обращающих внимание на все стороны учебного дела.

В одно и то же время Ульянов был просветителем целой губернии, строителем сельских школ, вечным просителем, назойливо вымаливавшим у земства лишний грош на школы, единственным руководителем педагогических курсов, им же заведенных при городском приходском училище; заступником и добрым гением учителей и учительниц, входившим во все мелочи их незавидного существования, и в то же время только что не вечным курьером, обязанным скакать на перекладных по нашим проселкам, замерзать во время зимних морозов и метелей, утопать в весенних зажорах, голодать и угорать в так называемых въезжих избах.

И он, в течение многих лет, безропотно скакал, голодал, рисковал жизнью и здоровьем; по целым месяцам не видел своей семьи; распинался на земских собраниях, вымаливая прибавки; по нескольку часов подряд надрывался на сельских сходах Ясно воскресает в моей памяти наше первое знакомство с ним то-есть с И.

Двух-трех случайно брошенных слов в обращении к нему достаточно было, чтобы видеть, что это деятель по народному образованию, которое тогда вызывало всеобщее живое участие, —деятель — не педант, трактующий себя полным знатоком этого столько важного, столько же сложного дела, хотя уже и в то время он немало над ним потрудился, а деятель, собирающий материал, необходимый для сообщения устойчивости этой деятельности, ищущий, где только можно, полезных уроков, которые бы сообщили его деятельности настоящую силу и практическую применимость.

Илья Николаевич ехал тогда на политехническую выставку в Москве, где был выставлен богатый отдел учебно-воспитательных пособий вообще и в частности по народно-школьному образованию.

И сколько раз ни случалось мне самому быть на этой выставке, всякий раз я его встречал в указанной отделе, и всякий раз он спешил поделиться с такой неподдельной задушевностью и простотой об усмотренном им каком-либо новом пособии, полезной книжке, о выслушанном им от других лиц, заинтересовавшихся этим делом, совете, сообщении о ходе народно-учебного дела. Так вот и напрашивается он на сравнение с трудолюбивой пчелой, которая с таким тщанием собирает вещество, которым воспользуется не столько сама она, сколько другие, но для которой тем не менее вся цель жизни заключается в том, чтобы собирать это вещество.

Все собранное во время посещения этой выставки Ильей Николаевичем до мелочей было сообщено его сотрудникам по народному образованию во время происходивших тогда учительских съездов. Из воспоминаний об И. Сам он оставлял для себя лишь высшее руководительство съездами.

Отчет о научной работе факультета нано- и биомедицинских технологий

Тот же его такт, мягкость, деликатность, сдерживание слишком горячих в прениях с товарищами характеров в каждом из нас оставил воспоминания о съездах, как о счастливых днях, пережитых нами в ранней юности, Таких съездов при мне было два.

Оно было отнято у земства, и даже инспектора народных училищ были устранены от непосредственного руководства съездами. Живая душа была вынута из этого дела, оно было оказенено и потеряло свое прежнее значение.

Так преследовалось в те времена всякое живое общественное дело, хотя бы в нем не было ничего антиправительственного Скромность и простота, как в личных потребностях, так и в отношении к людям, в смысле демократизма и доступности, были очень характерны для. Илья Николаевич был чиновником министерства народного просвещения, получал за свою службу чины и ордена [19], но остался чужд чиновничьего духа того времени с его прислужничеством и карьеризмом.

Для него были важны не чины и ордена, а идейная работа, процветание его любимого дела, наилучшая постановка народного образования, во имя которого он работал не за страх, а за совесть, не щадя своих сил. Любимым поэтом Ильи Николаевича был Некрасов. Он переписывал в юности из журналов некоторые стихотворения его и старшему сыну еще в детские годы отмечал те, в которых преобладали гражданские мотивы, как-то: Отец любил петь положенное на музыку студентами его времени запрещенное стихотворение Рылеева: Интерес к корням и традициям возрастает в обществе на определенных этапах развития.

В числе других явлений социальной жизни в эти годы возникло молодежное фольклорное движение, сначала охватившее столицы и крупные индустриальные центры, затем распространившееся в провинции.

Родившееся казалось спонтанно, оно во многом направлялось и регулировалось государством в соответствии с концепцией, выработанной зарождавшейся в нашей стране наукой — культурологией.

Одним из главных направлений этого движения стало обучение аутентичной интерпретации фольклора овладение традиционной манерой пения, игры на инструментах, пляски. Конечной целью при этом мыслилось возвращение фольклора в быт. Почему традиционная казачья культура оказалась столь притягательной и востребованной в современном обществе? Едва ли не в равной степени важны были как объективные, так и субъективные факторы. К объективным отнесем свойства самой казачьей культуры, обусловленные спецификой военного уклада жизни и социальной психологии.

Наполненная энергией, по своей внутренней природе направленная на диалог она способна сплачивать массы, передавая им свою живительную силу. Идеал мужчины-воина — отважного защитника отечества, родной земли и очага — запечатлен в казачьих песнях и в течение нескольких десятилетий ушедшего и начала нынешнего столетия привлекает внимание молодежи не только Дона, но и всей России.

Глубокое почитание казаками традиций предков их духовных заветов и ценностей, созвучность этих заветов запросам современной жизни, делает наследие донских казаков актуальным и востребованным. В качестве субъективного фактора можно рассматривать личностный — то обстоятельство, что один из идеологов и лидеров движения А. Кабанов [4], занимался собиранием и исследованием донской казачьей песни. На ее основе он совместно с Д.

Покровским [5] разработал методику освоения музыкального фольклора людьми, выключенными из естественной трансмиссии традиции. Эксперимент был начат по инициативе выдающегося отечественного этномузыколога Е. Экспериментальный фольклорный ансамбль стал своеобразной лабораторией, в которой апробировались прогрессивные научные идеи [6].

Начавшаяся с года концертная деятельность ансамбля Дм. Покровского вызвала широкий резонанс и необыкновенный энтузиазм молодежи, составлявшей подавляющую часть аудитории филармонических залов России.

Вслед за первым возник целый ряд других ансамблей, объединивших вначале музыкантов [7], а затем и любителей — приверженцев ценностей традиционной культуры. Именно в рамках молодежного фольклорного движения во всех концах страны произошло знакомство широких слоев общества с певческой культурой казачества в ее подлинном звучании, что влекло за собой оживление интереса к истории, казачьему быту, феномену казачества как особому порождению социальной истории.

Казак как социально-психологический тип, взятый в его позитивных качествах, весьма притягателен для наших современников, прежде всего русских, так как в идеальном представлении компенсирует некоторые выделяемые в национальном характере недостатки. Складывавшиеся веками военные традиции были прекрасным историческим примером, а сама фигура казака служила образцом чрезвычайно высоко ценимого во всем мире типа воина [8].

В период, когда значительной частью общества, и прежде всего молодежью, в силу неудовлетворенности внутренним и внешним положением государства была осознана необходимость перемен вспомним песню В. Важно, что этот всесторонний интерес общества к казачеству нашел отклик как в среде потомков казаков, на местах их традиционного проживания, так и в среде жителей мегаполисов, для которых проблемы этнической и социальной идентичности не столь очевидны.

  • Родители В.И. Ленина
  • История станицы Вёшенской- 4 часть
  • Архив новостей

Это, на наш взгляд, явилось одним из импульсов, давших в конце х — начале х. Оно началось, прежде всего, с широкой пропаганды казачьей истории и культуры, осуществляемой в самых разных формах [9]. Новый импульс получило научное осмысление проблем истории и традиционной культуры казачества во всех ее составляющих в виде камеральных и полевых исследований. Казаки заявили о себе как активной, способной к самоорганизации части общества, в чем им, несомненно, помогал бесценный опыт организации и самоуправления.

Ни одна из социально-этнических групп в нашей стране такой интенции не обнаружила. Вероятно, данная особенность явилась результатом полукочевого образа жизни в ранней истории и служила противодействием энтропии рассеванию.

Созданные в процессе движения за возрождение казачьи организации сформулировали конкретные задачи, среди которых были: По мнению многих авторов, писавших о возрождении, если чаяния казаков и реализовались, то это относится, прежде всего, к сфере культуры в широком понимании.

Эти общества, поставив одной из своих задач духовное возрождение России, организовали церковные приходы, воскресные школы для детей, помогли восстановить разрушенные и возвести новые храмы, способствовали привлечению казаков к участию в традиционных праздниках в том числе престольных, как праздник иконы Донской Божьей матери в станице Старочеркасскойкрестных ходах, распространению знаний об истории, быте и культурных традициях донских казаков.

Знание истории, говора, песен, владение традиционными военными навыками верховой ездой, шашкой, борьбойношение военной формы становятся в эти годы важными условиями самоощущения казака. При этом используются как традиционные способы передачи опыта, так и нетрадиционные — посредством письменных и других источников информации литература, сборники документов, песен, аудио- и видеозаписи. Значительной частью потомков казаков принадлежность к казачьему роду, территории, наследственной деятельности осознана.

Это стимулировало архивные изыскания с целью поиска своих корней, описанию родословной. Нельзя не признать, что в этом процессе значительную роль сыграла просветительская и исследовательская деятельность. Ввиду практического отсутствия в то время значительных современных исследований по истории и культуре казачества просвещение поначалу ограничивается в основном переизданием работ донских историков, опубликованных до революции и написанных в эмиграции.

Переиздается по понятным причинам, без указания авторства созданная в начале XX века книга П.